БОИ У СЕЛА ОСЕРЕДЕК

 www.infodubna.ru


4-13 июня 1915 г.

На позицию у Осередека полк подошел на рассвете 4 июня. Собственно, никакой позиции здесь не было: были бугры, на которых полк поджидали наши саперы, трассировавшие линию новой обороны, которую нужно было спешно создать. Полк был в двухбатальонном составе, так как б-ны были сведены: второй с третьим, а первый с четвертым.

В первой линии стали шесть рот и немедленно, не отдыхая ни минуты, приступили к земляным работам. Работали открыто, так как противник упустил момент отхода полка со старой позиции и полку удалось оторваться от соприкосновения с противником на несколько часов. Работа по устройству новой позиции шла быстрым темпом, стояла чудная теплая погода. За день 4 июня полк успел построить окопы полной профили и ходы сообщения до ближайших складок местности в тылу, откуда уже можно было сообщаться с тылом как ночью, так и днем.

Были измерены и отмечены расстояния до хорошо видимых местных предметов. Поздно вечером 4 июня саперы подвезли колючую проволоку и колья, но проволочное заграждение возвести не удалось. В эту ночь, из предосторожности, секреты были высланы на 500 шагов впереди окопов.

Местность представляла все удобства для обороны, так как от позиции занимаемой полком шел спуск пологим скатом к маленькой речке Бузжак, откуда начинался такой же пологий подъем к закрывавшему весь горизонт Бабчинскому лесу. От нас до леса было версты полторы. Левый фланг полка уперся в опушку леса у самой д. Осередек, а правый фланг в дорогу ведущую из большого села Цешанов (на стороне противника) в д. Горажек в нашем тылу.

5 июня с утра полк приступил к улучшению своей позиции и в частности к возведению проволочного заграждения. В это же время части 56 германской пех. дивизии начали разворачиваться против расположения Эриванского и стоявшего левее нас 14 Гр. Грузинского полков.

Выписка из полкового дневника 112 артиллерийского полка 56 герм. пех. дивизии от 5/18 июня 1915 г.:

«Дивизия с 3,45 на марше в двух колоннах: левая (118 пех. полк, 6 самокатная рота, 4 эскадрон 17 Гусарского полка, 1 дивизион 4 Артиллерийского полка и 4 понтонная рота) на Цешанов — Хотылюб-Рудку. Правая колонна (остальные части дивизии) на Новое Село — Подземщизны.

В 13 часов Командир 2 дивизиона Капитан Шальтен получил приказание перейти в состав левой колонны. Левая колонна прошла Цешанов в 5.30 утра. 1 дивизион в колонне главных сил. Вперед выслан Гусарский эскадрон на разведку леса Бабчина. Нашел его свободным. На холмах к сев.-востоку от с. Хотылюб русские окапываются. (Примечание Ред. Ком.: Это были б-ны Лейб-Эриванцев. Грузинцы, стоявшие левее, окапывались по опушке леса и были лучше замаскированы). В 10 часов пришел приказ батареям стать на закрытые позиции сев. мызы и обстрелять неприятельские окопы. Эти места находились на левом фланге дивизии у стыка с соседними австрийскими войсками, что должны были выйти на сев.-восточную опушку леса Бабчина. Но австрийцы еще не подошли, отчего до их подхода туда выслана часть от 118 пех полка (1-й б-н).

Выписка из полкового дневника 118 пех. полка 56 герм. пех. дивизии, 5/18 июня 1915 г.:

«Полк собран в 3 ч. В 3.45 двинут на Цешанов. I б-н в авангарде. Мосты уничтожены. Через Новое Село, где сделали привал, перешли в Хотылюб. Неожиданно колонны попали под артиллерийский огонь. Батальон развернулся, приданная ему батарея 112 арт. полка стала на позицию за группой дворов. Ее тотчас же накрыла вражеская артиллерия. Это произошло в 11.30. Командир б-на Капитан фон Бутлер-Бранденфельс вызвал через адъютанта лейтенанта Рейнберга, ротных командиров лейтенантов Баас, Кратц, Штейн и Герарда и вместе стали разбираться в обстановке, находясь под сильнейшим огнем. Батальон двинут в атаку в общем направлении через выс. 245. Потери тяжелые. Цепи залегли и начали окапываться»...

Около полудня, перед II св. б-ном Эриванцев из леса Бабчина высыпали густые цепи противника. Работы были моментально прекращены и роты приготовились к открытию огня. Огонь был открыт лишь с расстояния в 600 шагов. Одновременно открыла огонь 2 батарея Кавк. грен. арт. бригады под командой Подполковника Стопани, стоявшая за II б-ном и имевшая свой наблюдательный пункт сейчас же за окопами 7 роты, где находился сам Командир батареи. Кроме батареи два пулемета, находившиеся при 8 роте под командой Подпоручика Побаевского, открыли бешеный огонь по наступавшему противнику. Зрелище было потрясающее. Немецкие цепи были буквально сметены на глазах у всех в течение двух-трех минут. Люди падали, как мишени на стрельбищном поле. Отчетливо были видны все рикошеты, а элипсисы рвавшихся шрапнелей обрисовывались на поле, как на доске во время лекции по артиллерии. При отбитии атаки полк не понес никаких потерь.

О действии огня нашей 2 батареи Подполковника Стопани в дневнике 3 арт. полка 56 пех. герм. дивизии от 5/18 июня имеются следующие указания:

«В 10 ч. батареи открыли огонь. Тотчас же русская тяжелая и легкая артиллерия (Примечание Ред. Ком.: тяжелой артиллерии у нас не было. Здесь явное недоразумение) начала отвечать. Попаданиями в пехотное прикрытие выбило из строя убитыми и ранеными 12 человек. 1 батарея была также жестоко обстреляна и на время замолчала, а с наступлением темноты переменила позицию»...

В последующие дни полк продолжал интенсивно укреплять свою позицию. По ночам роты строили проволочные заграждения и совершенствовали систему укреплений. 6 июня произошел трагический эпизод: Команда разведчиков полка, под командой Фельдфебеля Науменко в составе 17 гренадер, вышла на разведку за проволочное заграждение, не предупредив соседние роты. При возвращении с разведки, разведчики попали в расположение роты ничего не знавшей о высланной разведке. Рота открыла частый огонь. Огонь молниеносно распространился по всей линии, будучи открыт ротами без всякой команды под влиянием нервного напряжения в ожидании повторной атаки немцев, ожидавшейся с часу на час. В результате вся команда разведчиков с фельдфебелем Науменко во главе была перебита.

В дневнике 112 Артиллерийского полка, этот эпизод отмечен так:

«6/19 июня. Ночью подошедшие австрийцы сменили 2 дивизион. Между 21 и 22 часами неожиданно зарокотал у русских по всей линии сильнейший ружейный огонь. Через час почему-то все сразу успокоилось»...

На позиции у Осередека полк продержался до 13 июня. В связи с одержанным успехом настроение сильно поднялось и позиция полка, понемногу, обратилась для противника в солидное препятствие; как вдруг, совсем неожиданно, вечером 13 июня пришло приказание полку отойти на новую позицию, для чего приказано сняться всем ротам в 9 часов вечера, кроме Е. В. роты и 8, каковым надлежало задержаться на оставляемой позиции еще 3 часа, после чего отойти в арьергарде полка. Означенные роты выполнили приказание и с рассветом 14 июня присоединились к полку, занятому в это время устройством новой позиции у м. Нароля (Нароль-Място).

За бои у д. Осередек, командовавший II св. б-ном Эриванского полка Полковник Тарасенков награжден Георгиевским оружием, при следующей реляции:

«Полковник Константин Тарасенков, награждается Георгиевским оружием за то, что, командуя II сводным б-ном 13 Л.-Гр. Эриванского Царя Михаила Феодоровича полка, в арьергардных боях 3-7 июня 1915 г. у с.с. Башни и Осередек, находясь все время в передовых цепях, упорно оборонял поручаемые ему важные боевые участки, отбил все многочисленные атаки превосходных сил противника и не уступил своих позиций».

(«Русский Инвалид» от 2 ноября 1916 г. № 293).

Вот какое отражение получили все эти события в письмах Командира полка Полковника Вышинского:

Открытка 3.6.15. «Сейчас уже 2 час утра 3 числа. С 31 мая полк находится в безпрерывных боях с большими потерями. Через час снова выступаем. Опять период недосыпания, о письмах и говорить нечего»...

Открытка 3.6.15. «На позиции днем. Ночью пришли сюда. Бой, пока что, разгорается слабо, только артиллерия стреляет безпрерывно»...

Открытка 5.6.15. «Сегодня опять весь день шел бой; сейчас, к вечеру несколько тише»...

Открытка 7.6.15. На позиции в лесу. «Все еще сидим на позиции и деремся с немцами. В последних боях ранен Поручик Снарский. Брат его, прапорщик, заболел и уехал лечиться».

Открытка 9.6.15. «Все еще сидим на старом месте и писать, собственно, нечего, или вернее так много, что можно было бы исписать целые тетради, да писать некогда, обстановка не такая».

10.6.15. «Позиция в лесу у д. Осередек. Давно уже, очень давно, не писал тебе письма, все было некогда, так как с 31 мая мы все время в бою и походе. С этого числа все мы не раздевались; спим в лесу, прямо на земле на бурках и уже наполовину одичали. Я дошел уже до того, что на днях произвел у себя «ближнюю разведку» и нашел в своей рубашке с дюжину вшей!.. Какая мерзость! С 31 мая мне опять пришлось неоднократно быть под самым действительным огнем, но слава Богу, все обошлось благополучно и из всех четырех полков нашей Гренадерской дивизии наш полк, под моим начальством, уже успел заслужить благодарность и похвалу начальства, что и отмечено в специальном приказе Н-ка дивизии. За последние бои у меня опять убит один офицер и ранено три, в том числе Снарский, потери в нижних чинах бывают ежедневно; к этому здесь так привыкаешь, что перестаешь уже обращать на это внимание и относишься к смерти человека, как к явлению совершенно нормальному и обыкновенному. С 4 июня мы все на той же позиции; блестяще отбили атаки немцев, укрепились на нашей позиции и сидим. Я со Штабом полка живу в лесу в 1½ верстах за линией окопов, ружейные пули сюда долетают, но артиллерийские снаряды, к счастью, большею частью перелетают через наши головы и не причиняют нам вреда».

 





О "Старой Армии"

Полковые истории – описания боевых действий, документы, письма, схемы, рисунки и фотографии, касающиеся истории полков Русской Императорской армии.

Добавлено

  • ОГЛАВЛЕНИЕ
  • ПРИЛОЖЕНИЕ № 32 СЛОВО сказанное командиром кадра полка А. Г. Кузнецовым в день ТРЕХСОТЛЕТНЕГО ЮБИЛЕЯ 29 июня 1942 года в Париже.
  • ПРИЛОЖЕНИЕ № 31. ЖУРНАЛ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ За время командования полком Ген. Шт. Полковника Вышинского.